Приз за красоту матча Московкого международного турнира 1959 года

История шахмат

Приз за красоту партии Московского международного турнира 1959 года

УДОСТОЕНА СПЕЦИАЛЬНОГО ПРИЗА ГАЗЕТЫ «ТРУД»

Бент Ларсен – Анатолий Лютиков, 19.07.1959

[Ларсен Б.]

 

1.c2–c4 f7–f5 2.d2–d4 Кg8–f6 3.Кb1–c3 d7–d6 4.Кg1–f3 g7–g6


Ленинградскую систему я знаю достаточно хорошо, так как сам часто применял ее черными.

 

5.Сc1–f4 Главный вариант: 5.g2–g3 Сf8–g7 6.Сf1–g2 0–0 7.0–0 Кb8–c6 8.d4–d5 Кc6–e5 я считаю удовлетворительным для черных. Поэтому я избрал «не теоретическое» продолжение. (или 8...Кc6–a5)

 

5...Сf8–g7 6.h2–h4 Кf6–h5 7.e2–e3 0–0 8.c4–c5 c7–c6 9.Фd1–b3+ d6–d5



 Это ослабляет поле e5 ,но 9...Крg8–h8 10.0–0–0 было для черных не вполне удовлетворительным. По-видимому, 6.. .Kh5 не лучшее продолжение.

 

10.g2–g3 Кb8–d7 11.Сf1–e2 Фd8–a5 12.0–0 Кd7–f6 13.Кf3–e5 Кh5:f4 14.e3:f4



Сыграно против правила! Ведь бить нужно к центру. Этого правила я почти всегда придерживаюсь, так как люблю сильный пешечный центр. Здесь же я вдруг испугался ослабления пешки «h».

 

Пожалуй, 14.g3:f4 было более сильным продолжением. После продолжения в тексте контршансы черных были мною немного недооценены.

 

14...Кf6–e4 15.Кc3:e4 f5:e4 16.Фb3–e3 Фa5–c7 17.Лf1–c1 Сc8–e6 18.b2–b4 Сg7:e5 19.d4:e5 


 Снова против правил, но на этот раз сильнейшее продолжение.

 

Черные после 19.f4:e5 с последующим Cg4 и сдвоением ладей по линии «f» получали хорошие шансы.

 

19...Фc7–d7 20.a2–a4 Лf8–f7 21.b4–b5 Лa8–d8 22.a4–a5! d5–d4! С обеих сторон хорошо сыграно!

 

После 22...c6:b5 23.a5–a6 белые получали преимущество.

 

23.Фe3:e4 Сe6–d5

 

 Теперь выясняется значение кажущейся потери темпа 20... Лf7. У белых нет продолжения Сс4.]

 

24.e5–e6 Поэтому белые жертвуют пешку, выигрывая важный темп.

 

На 24.Фe4:d4 следует 24...Фd7–h3; а на 24.Фe4–d3 очень хорошо 24...c6:b5

 

24...Сd5:e6 25.a5–a6 Сe6–d5 26.Фe4–d3 c6:b5?

В этот момент у черных оставалось всего 10 минут.

 

Правильно было 26...e7–e5! 


С острой игрой лучше, по-видимому, было бы для белых 27.a6:b7 e5:f4 28.g3:f4

 

27.a6:b7 Сd5:b7 28.Лa1:a7 Фd7–d5

 

29.Лa7:b7! Намного сильнее, чем 29.f2–f3 на что следовало 29...e7–e5! с хорошей контригрой.

 

29...Фd5:b7 30.c5–c6 Фb7–c7 31.Фd3:b5 Лf7–f6 32.h4–h5 Крg8–g7 


Лучше было 32...g6:h5

 

33.Фb5–e5 Лd8–d6 После 33...Фc7:e5 34.f4:e5 Лf6–f8 35.c6–c7 Лd8–c8 36.h5:g6 h7:g6 37.Крg1–f1 эндшпиль выигран для белых.

34.h5–h6+! Крg7–f8 На 34...Крg7:h6 следует 35.g3–g4!

 

35.Сe2–d3 Крf8–e8 36.Сd3–e4 Крe8–f8

 На 36...Крe8–d8 могло бы последовать 37.Лc1–a1

 

37.g3–g4 d4–d3

  Последняя попытка в остром цейтноте.

 

38.Сe4:d3? Белые должны были играть просто 38.g4–g5 что легко выигрывало. Например 38...d3–d2 39.Лc1–d1 Лd6:c6 40.Фe5:c7 Лc6:c7

 

 

41.g5:f6 Лc7–c1 42.Сe4–f3

 

38...Фc7–c8! 


39.f4–f5! Но не 39.Сd3–e2 т. к. после 39...Лd6:c6 40.Лc1:c6 Фc8:c6 41.g4–g5 Фc6–c1+ с последующим Ф:f4 черные получали преимущество. Ход в тексте очень хорош во время цейтнота и является единственным шансом для достижения победы.]

39...Лd6:d3? [После 39...Лd6:c6! 40.Лc1:c6 Фc8:c6

 

41.f5:g6 (Сильнее 41.g4–g5 Фc6–c1+ 42.Крg1–h2 Фc1:g5 43.Фe5–b8+ Крf8–f7 44.Сd3–c4+

 и выигрывают.- Прим, ред.) 41...Лf6:g6! 42.Сd3:g6 Фc6:g6 получался интересный, с хорошими шансами для белых, но не безнадежный для черных ферзевый эндшпиль.

 

40.g4–g5 Лf6:c6 Защиты нет.

 

Например 40...Лd3–d6 41.g5:f6 Лd6:f6 42.c6–c7 с неотразимыми угрозами Лb1, Лd1 и Ле1.

 

41.Фe5–h8+

  Черные сдались.

 

На 41...Крf8–f7 42.Фh8:h7+ Крf7–e8 43.Фh7–g8+ Крe8–d7 44.Фg8:c8+ Лc6:c8

 45.Лc1:c8 Крd7:c8 46.h6–h7 Лd3–d8 47.f5:g6 


 и белые пешки неудержимо проходят в ферзи.

 

1–0

4.САМАЯ БОЕВАЯ

Bronstein,David Ionovich - Smyslov,Vassily V [C87]

Chigorin Memorial Moscow (9), 16.07.1959

[Бронштейн Д.,Смыслов В.]

 

Самая боевая. Партия наша была весьма напряженной - и не только потому, что со Смысловым играть всегда трудно, но и оттого, что встречаемся мы за доской крайне редко. За последние восемь лет мы сыграли между собой всего семь (!) партий. Когда еще придется встретиться? Только, наверное, в каком-нибудь турнире. Жаль, что сейчас наиболее естественное состязание между шахматистами - дружеские матчи, скажем, из 12–14 партий - почему-то не пользуются любовью ни зрителей, ни шахматных организаторов. А жаль. Я часто с грустью думаю, как много хороших шахматных партий могли бы сыграть в таких матчах наши гроссмейстеры и мастера. В единоборстве можно многое проверить, на многом споткнуться, но и многое приобрести. Вот с такими примерно мыслями я приступаю к каждой турнирной партии. Меня даже спрашивают: не на эти ли раздумья и уходят мои традиционные десять минут? Впрочем, в данной партии я старался думать более конкретно и сделал первый ход почти сразу, минуты через три или четыре, что вполне соответствует режиму шахматного мышления.

 

1.e2–e4 e7–e5 2.Кg1–f3 Кb8–c6 3.Сf1–b5 a7–a6 4.Сb5–a4 Кg8–f6 5.0–0 Сf8–e7

 6.Лf1–e1 d7–d6 7.c2–c3 Кf6–d7 8.d2–d4 Сe7–f6 9.Сc1–e3 0–0 10.Кb1–d2 Лf8–e8 


 Несколько лет назад, играя партию с польским мастером Слива, я подошел примерно к такой позиции и надолго задумался: а почему это во всех испанских позициях считается необходимым сперва перевести коня с b1 на g3 или е3 и лишь затем приступать к активным действиям? Так у меня родилась мысль о немедленной атаке не против короля, как это принято в испанской партии, а на ферзевом фланге.

 

11.d4–d5 Кc6–e7 12.b2–b4 Кe7–g6

 13.g2–g3! Этим ходом я горжусь. Иногда бывает так трудно сыграть пешкой «g», если белопольный слон не может тотчас занять покинутое пешкой поле! Кроме того, такое решение требует точных подсчетов и некоторой доли риска.

 

13...Лe8–f8 14.Кd2–f1 Сf6–e7 15.Кf3–d2 Кd7–b6 16.Сa4–c2 c7–c6

 

17.Сc2–b3! А этот ход очень нравится Смыслову .. Разумеется, об этом он сказал мне после партии, во время игры его ощущения были, надо думать, несколько иными.

 

17...Крg8–h8 18.a2–a4 c6:d5 19.Сe3:b6 Фd8:b6 20.Сb3:d5 f7–f5

21.e4:f5 Некоторые упрекали меня за этот размен. Но я почти никогда не пропускаю белую пешку до f5 и черную до f4.

 

21...Сc8:f5 22.Кf1–e3 Сe7–g5 23.Кe3:f5

 А вот этот ход заслужил критику гроссмейстера Флора, предлагавшего 23. а5 и 24. Кс4. В таких позициях он бесспорный чемпион, и я не решаюсь с ним спорить.]

 

23...Сg5:d2 24.Фd1:d2 После небольшой перепалки позиция сильно упростилась, и планы сторон стали рельефнее. Белым неплохо бы перейти в эндшпиль, где у слона намечается лакомая пища в виде пешек b7 и а6, не говоря уже о пешке d6 для ладей. Черные со своей стороны не прочь сохранить ферзей, чтобы иметь возможность сочетать защиту со встречными операциями по линии «f».

 

24...Лf8:f5 25.a4–a5 Фb6–c7 26.Сd5–e4 Лf5–f6 27.Лe1–e3 Лa8–f8 28.Лa1–f1 Кg6–e7 29.Лe3–d3 b7–b6

  Здесь у нас произошел небольшой разговор. «Вы хотите эту партию выиграть?», - спросил меня противник. Вопрос мне очень понравился своим дружелюбным тоном, и я столь же ласково откликнулся: - «Да, хочу». Тут произошло самое, казалось бы, неожиданное: Смыслов настолько понимающе кивнул головой, что мне показалось, будто именно этот ответ он хотел услышать, и еще показалось, что он доволен моей игрой и поощряет стараться и дальше.

 

30.a5:b6 Фc7:b6 31.Фd2–a2 Фb6–b5 32.Лd3–d2 Лf8–c8 33.Лf1–d1

  По окончании партии я долго не мог понять, как это я неожиданно попал под смертельную атаку Смыслова. Ведь позиция была так прочна и выбор так обширен! И только на днях я сообразил, что ладью надо было поставить на c1. Свой просчет я обнаружил после Л : сЗ, и тогда в азарте борьбы, наскоро прикинув, что король, выбежав из ворот, мат как будто не получает, решил рискнуть. Вообще риск был чрезмерный. Сейчас разрешите мне передать слово Василию Васильевичу Смыслову, который на вечере участников турнира в ЦШК поделился со зрителями мыслями об этой партии. Выглядели пояснения примерно так: - Белые неожиданно избирают очень острое продолжение, и борьба переходит в новую стадию - из маневренной в штыковую

 

33...Лc8:c3 34.Лd2:d6 Лf6:d6 35.Лd1:d6 Лc3–c1+ Начало сильной атаки. Король изгоняется в центр доски, где подвергнется массированному нападению.

 

36.Крg1–g2 Фb5–f1+ 37.Крg2–f3

 

37...Фf1–h1+ В случае 37...Лc1–c3+ король ускользал на g4.

 

38.Крf3–e3 Фh1–e1+ Тут я очень долго рассчитывал последствия хода 38...Кe7–f5+ но не сыграл так, поскольку мне казалось, что после 39.Сe4:f5 Лc1–e1+ 40.Фa2–e2 Лe1:e2+ 41.Крe3:e2 g7–g6 42.Сf5–d3 у белых достаточные возможности для достижения ничьей, а позиция обязывала меня искать пути к выигрышу.; Кстати, плохо было 38...Лc1–e1+? так как после 39.Крe3–d2! под боем ферзь и грозит шах ладьей с поля d8.

 

39.Фa2–e2 Фe1:b4

 Определяло преимущество черных 39...Лc1–c3+ но я не учел сильного ответа белых на 41–м ходу и поэтому неосторожно взял пешку b4.

 

40.Лd6–d8+ Кe7–g8

 41.Крe3–f3!! Этот ход ускользнул от моего внимания. Он избавил белых от всех угроз, и мне пришлось теперь основательно подумать (50 минут!), прежде чем я записал свой 41–й ход. Чтобы, в свою очередь, отразить важнейшие угрозы белых, я записал ход

 

41...Фb4–a5 который является единственным. Ход ферзем на а5 препятствует угрозам 42. Cd5– Ф: d8 или 42. Фd3 –Лc3. Если бы ладья отступила с 8–й линии, то все трудности были бы позади. Белые отвели ладью на лучшее поле.

 

42.Лd8–a8 g7–g6 43.Крf3–g2 Крh8–g7

  Черные ферзь и ладья стоят очень хорошо и сейчас готовы к тому, чтобы вернуться на седьмую горизонталь,]

 

44.Фe2–b2

  По-видимому, следующий ответ черных ускользнул от внимания гроссмейстера Бронштейна

 

Но и при других ходах у черных были возможности сохранить примерное равновесие, например 44.Фe2–d3 Фa5–b5!

 

Ход Фb2 кажется активным, угрожает Фb8, но у черных находится сильный ответ, белые не могут взять ладью и вынуждены вновь идти королем в опасное путешествие.

 

44...Лc1–g1+!! 45.Крg2–h3 Плохо 45.Крg2–f3 из-за 45...Кg8–f6 46.Лa8–a7+ Крg7–h6

 

45...Фa5–c7 Черные защищаются от Ла7 + и сами грозят шахом с поля d7. Следующий ответ белых немного рискован.

 

46.Фb2–a3?! Пожалуй, следовало сыграть 46.Фb2–b7 разменивая ферзей.

 

46...Фc7–d7+ и после


я задумался, но ничего конкретного не видел, и при недостатке времени предпочел не искать сложных путей, которые могли создать обоюдные трудности.

 

47...Фd7–e7+ Сейчас позиция быстро упрощается, и белые сохраняют только минимальный перевес.

 

Но все же можно было сыграть 47...Фd7–f7! Это был хитрый ход белые имели достаточную защиту 48.Фa3–e3 (Впрочем больших угроз и не было. Но если бы белые сыграли 48.Лa8:a6 то они попадали в неожиданную ловушку - 48...g6–g5+!! Поэтому, строго говоря, ловушечный ход 47. . Фf7 был сильнее и мог доставить белым неприятности.; 48.Фa3–d6?) ; кстати, я обдумывал и ход 47...Кg8–e7 но отказался из-за 48.Фa3–f3!

 

48.Фa3:e7+ Кg8:e7 49.Лa8–a7 Лg1–e1 [Переход в ладейное окончание черным не опасен, так как почти все возможные типы окончаний будут ничейными.]

 

50.f2–f3 Крg7–f6 51.Лa7:a6+ Крf6–g7 52.Лa6–a7

 Более серьезным шансом было 52.Лa6–e6 Кe7–g8 53.Лe6:e5 Кg8–f6 но мне казалось, что получающийся ладейный эндшпиль не опасен, может быть, и белые считали, что это так.

 

52...Крg7–f6 53.g3–g4 Лe1–e2 54.Крh4–g3 Лe2–d2 55.Лa7–a6+ Крf6–f7 56.h2–h4 Лd2–d7 Теперь надежно защищена и седьмая линия.

 

57.g4–g5

 Несколько активней было 57.h4–h5 но после 57...g6:h5 58.g4:h5 ввиду истощения материала белым не удалось бы добиться чего-либо реального.

 

57...Кe7–d5 Черные угрожают перевести коня на f4 и перейти в атаку ходом Лd2! Шансы сторон теперь полностью уравнялись. Еще последовало:

 

58.Лa6–a5 Крf7–e6 59.Лa5–a6+ Крe6–f7 60.Сe4:d5+ Лd7:d5 61.h4–h5 В ладейном окончании шансы сторон абсолютно равны.

 

61...g6:h5 62.Лa6–f6+

 

 Тут партия была вновь отложена, но не доигрывалась.

 

Записанный ход черных-62...Крf7–g7 Возможный вариант:

 

63.Крg3–h4 Лd5–d1 64.Крh4:h5 Лd1–h1+ 65.Крh5–g4 Лh1–g1+ 66.Крg4–f5 Лg1–g3!

  нападая на пешку "f". Белые должны взять на е5, но ввиду полного истощения сил - ничья. Так закончил Смыслов свой рассказ о нашей партии. Остается добавить, что эта встреча была отмечена специальным призом, как самая боевая в московском турнире.