Русская шахматная школа

120 минут в гостях у Владимира Сергиевского

Психология Шахматы для начинающих Задачи Наш блог Мировые шахматы Интервью Детские шахматы История шахмат
120 минут в гостях у Владимира Сергиевского
Чтобы помнили
120 минут в гостях у Владимира Сергиевского
02.09.2019

Международный шахматный турнир им. Чигорина, 1966 год.

Имя Владимира Сергиевского — международного мастера по шахматам — хорошо известно любителям этой популярной игры не только в Чувашии, но и далеко за ее пределами. Недавно чемпион Российской Федерации возвратился в родной город после напряженного и успешного выступления на VI международном шахматном турнире памяти М. И. Чигорина, который проходил в Сочи.

Естественно, корреспондент газеты поспешил встретиться с чемпионом с тем, чтобы рассказать нашим читателям подробности борьбы па черноморском побережье Кавказа.

Но взять в «журналистский полон» В. Сергиевского оказалось делом весьма сложным. Сейчас, после жарких спортивных баталий сильнейший шахматист России отдыхает. Но его отдых порой носит чисто условный характер. То и дело звонит телефон в его квартире. Друзья, знакомые поздравляют с успехом, интересуются подробностями. За несколько дней пребывания в родном городе Владимир уже успел дать сеанс одновременной игры, выступить по местному радио.

Наш разговор, который все-таки состоялся вечером на квартире у чемпиона, вначале носил нешахматный характер. Владимира, как и миллионы футбольных болельщиков, волновали последние события мирового чемпионата по футболу.

— Мне нравится эта мужественная игра, — признался он. — За многие годы спортивных путешествий по стране в каждом городе я всегда находил время, чтобы сходить на футбольный матч. Мне доводилось видеть, как играет петрозаводский «Онежец», калужский «Спутник», орловский «Спартак»... Да мало ли было городов! — улыбается Владимир.

На столе у чемпиона стоят шахматные часы. На них надпись: «Владимиру Сергиевскому — чемпиону РСФСР 1966 года». Владимир ловит мой взгляд, и наш разговор круто меняет направление. Теперь уже о шахматах. О турнирах. Прошедшем и о тех, которые предстоят.

Старт па международном турнире в Сочи у чувашского шахматиста был на редкость удачным. После пяти туров Владимир возглавил когорту сильнейших. А нужно напомнить, что состав сочинского форума в этом году был очень сильным: восемь гроссмейстеров, четыре международных и четыре национальных мастера. И ещё одна «маленькая» деталь. На старте турнира Сергиевскому пришлось скрестить шпаги с гроссмейстером Б. Спасским.

— СКАЖИТЕ. ВОЛОДЯ. БЫЛО ЛИ У ВАС ПРЕДСТАРТОВОЕ ВОЛНЕНИЕ ПЕРЕД ВСТРЕЧЕЙ СО СПАССКИМ?

Сергиевский на минуту задумывается. И затем решительно:

— Нет. Когда садишься за столик с таким большим шахматным мастером, каким является Борис Спасский, то невольно проникаешься большим уважением к его таланту. Безусловно, Спасский затратил немало сил в борьбе за шахматную корону. На турнире он выглядел несколько усталым, но, как всегда, играл очень сильно.

— НО ВЫ ВПЕРВЫЕ ВЫСТУПАЛИ В СТОЛЬ КРУПНОМ ТУРНИРЕ?

— Да. И вот это-то как раз меня больше всего волновало. Во-первых, необычная обстановка большого международного турнира, когда встречаешься лицом к лицу не только с сильным соперником, но и с большим числом зрителей, отлично разбирающихся в тонкостях игры. И во-вторых, стало традицией, что все чемпионы России, играющие в Чигоринских турнирах, всегда выступают успешно. Так в свое время было с Н.Крогиусом, Л. Полугаевским — победителем турнира.

—           СЛЕДОВАТЕЛЬНО, НЕ БУДЬ ВЫ ЧЕМПИОНОМ РОССИИ, ВАША ИГРА БЫЛА БЫ БОЛЕЕ СВОБОДНОЙ И БОЛЕЕ РЕЗУЛЬТАТИВНОЙ?

—           Это не совсем так. Дело в том, что передо мной стояла конкретная цель — выполнить норму международного мастера. Для этого мне следовало набрать 7,5—8 очков. Это диктовало тактику борьбы. Как известно, цель была достигнута задолго до финиша.

—           НО МНЕ ХОЧЕТСЯ ВЕРНУТЬСЯ К ВАШЕЙ ВСТРЕЧЕ СО СПАССКИМ. КОГДА ВЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ, ЧТО В ВАШИХ РУКАХ НИТОЧКА ПОБЕДЫ?

—           Дело в том, что в этой партии я попал в небольшой цейтнотик, — Владимир улыбается. — Мне оставалось на шесть ходов всего три минуты. И в этот момент Спасский предложил мне ничью. Убедившись, что я благополучно могу миновать все подводные рифы, я попросил гроссмейстера сделать очередной ход. Анализ отложенной партия показал, что Спасский в ходе игры избрал неправильный план. Доигрывание на следующее утро подтвердило это. Так я одержал очень важную победу на самом старте.

—           КАКАЯ ПАРТИЯ ТУРНИРА ПРИНЕСЛА ВАМ НАИБОЛЬШЕЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ?

—           Партия с гроссмейстером Г. Барца.

—           НАВЕРНОЕ ПОТОМУ, ЧТО ЭТОЙ ПОБЕДОЙ ВЫ ЗАВОЕВАЛИ ПОСЛЕДНЕЕ НЕДОСТАЮЩЕЕ ОЧКО МАСТЕРСКОЙ КОРМЫ?

—           И не только поэтому. Г. Барца — один из старейших участников турнира. Ему уже шестой десяток. Естественно, что к концу пятичасового поединка он устает сильнее, чем его молодые партнеры. Поэтому я избрал тактику острой комбинационной, атакующей игры, которая мне больше всего по душе. Друзья мне не раз говорили, что в подобной стихии я выгляжу гораздо сильнее. Да я, признаться, и сам чувствую это.

—           И СКОЛЬКО ПРОДОЛ ЖАЛСЯ ВАШ ПОЕДИНОК?

—           Около четырёх с половиной часов. Непрерывное давление на лагерь черных сделало свое дело. Мне удалось выиграть пешку и перевести игру в ладейное окончание. Остальное было делом техники.

—           НУ, А САМАЯ ТРУДНАЯ ПАРТИЯ? БЫЛА ТАКАЯ?

—           Да, было и это. Встреча с немецким мастером из ГДР Фуксом. На турнире я простудился и заболел ангиной. Уже во время игры я почувствовал, что поднимается температура. Главный судья соревнований гроссмейстер И. Бондаревский несколько раз предлагал мне прервать партию. Но это повлекло бы за собой и перенос следующей партии с Антошиным. В условиях плотного регламента (вечером партия, утром доигрывание, вечером — снова очередная партия) делать мне этого не хотелось. А события, между тем, на доске складывались для меня неприятные. Еле ноги унес. В итоге — ничья.

           НА ТУРНИРЕ В СОЧИ ВЫ ПОТЕРПЕЛИ ПЯТЬ ПОРАЖЕНИИ. КАКОЕ ИЗ НИХ САМОЕ ДОСАДНОЕ?

—           Поражение от гроссмейстера В. Корчного я воспринял довольно спокойно. Может быть, потому что знал: ленинградец-шахматист, не знающий компромиссов, всегда стремящийся к победе. Было и еще одно обстоятельство. Я был должником у Корчного.

           НЕПОНЯТНО. ПОЖАЛУЙСТА, ПОПОДРОБНЕЕ.

—           Восемь лет назад в финале чемпионата России, который проводился тоже в Сочи, мне, молодому кандидату в мастера, удалось одержать победу над гроссмейстером. На этот раз Виктор взял реванш. Но вернусь к вашему вопросу. Больше всего меня огорчило поражение от Н. Крогиуса. Случилось это в шестом туре, когда я был единоличным лидером.

—           КАКОЕ САМОЕ ЯРКОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ОТ ПРОШЕДШЕГО ТУРНИРА?

—           Блестящая организация соревнований. Сочинцы оказались гостеприимными хозяевами. Каждому участнику они сумели создать такие условия, в которых он мог полностью отдаться игре. Встречи проходили в новом, только что вошедшем в строй здании детской музыкальной школы. Блестяще была организована реклама этого турнира, информация о ходе борьбы. С моей точки зрения, организация Мемориала была образцовой.

—           ВАШЕ ЖЕЛАНИЕ, МЕЧТА?

—           Сыграть в большом международном турнире с сильным составом.

Подумав, Владимир добавляет:

—           И, конечно, выступить в финале первенства Советского Союза. Сила советских шахматистов хорошо известна. Так чемпионат страны не уступит по силе любому крупному международному соревнованию. И ещё. Откровенно говоря, меня не оставляет мысль о международном турнире у нас, в Чебоксарах.

—           ЭТО ИНТЕРЕСНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ПОДОБНЫЙ ТУРНИР ЯВИЛСЯ БЫ БОЛЬШИМ ПРАЗДНИКОМ ДЛЯ ЧУВАШСКИХ ЛЮБИТЕЛЕЙ ШАХМАТ.

—           Да. Конечно. О том, как популярна эта игра среди жителей нашей республики мне доводилось убеждаться не раз. Во время сочинского турнира я получил около ста писем и телеграмм от любителей шахмат нашей республики и других городов страны. Чебоксарцы, отдыхавшие на турбазе, в день моей победы над Барца преподнесли мне букет цветов и тепло поздравили меня.

—           ВЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО МЕЧТАЕТЕ СЫГРАТЬ В ФИНАЛЕ ПЕРВЕНСТВА СТРАНЫ. НАСКОЛЬКО РЕАЛЬНО ЖЕЛАНИЕ?

—           Во второй декаде августа в Иркутске начнется полуфинальный турнир, победителя этих соревнований будут играть в финале. Так что...

—           ПОНЯТНО. А КАКОВЫ ВАШИ ШАНСЫ?

—           Пока сказать трудно. Состав финала очень и очень сильный. Сейчас отдыхаю. А в первых числах августа вылетаю в Иркутск. Там до начала турнира дам несколько сеансов одновременной игры.

—           ВАШЕ ЛЮБИМОЕ УВЛЕЧЕНИЕ ПОМИМО ШАХМАТ?

—           Я очень люблю играть в баскетбол. Это увлечение еще с институтских лет. Люблю Волгу, греблю.

—           А НЕ СПОРТИВНОЕ?

—           Эстрада. Хорошая музыка. И, конечно, книги.

—           ВАШ ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ?

—           О, это трудный вопрос! — смеётся Владимир. — Люблю стихи К. Симонова , Е. Евтушенко, из прозаиков — Шолохова , Ремарка, Хэмингуэя.

—           И, НАКОНЕЦ, ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС. ЗА ЧТО ВЫ ЛЮБИТЕ ШАХМАТЫ?

Чемпион вновь задумывается, -Шахматы — игра, которая развивает качества человека, — ум, память логическое мышление. Но шахматы — борьба не только умов, но и характеров. Это мне нравится больше всего!

Два часа пролетели незаметно, от имени наших читателей я желаю Владимиру больших успехов в грядущих шахматных боях. Мы тепло прощаемся, и я уношу с собой частичку обаяния этого невысокого , симпатичного и удивительно простого парня.

Б.РОМАНОВ